Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Categories:

Шведская модель

Вери-лонг-рид от Антона Швеца, который осилили не все, поэтому повторю его здесь. О том, как запреты не только не работают, а ещё и дают обратный результат.

---
Читаю EU DRUG MARKETS REPORT 2019 от Европола.

Очень занятное чтиво, если уметь читать и понимать о чем пишут. Понятно всем адекватным людям, что все отличные "войны с наркотиками" приводят к укреплению наркомафии и кратному увеличению ее прибылей. Для того их и придумывают умные люди.

Сегодня расскажу вам про Швецию.

Так, например, в Швеции действует политика НУЛЕВОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ. Суть этой политики в том, чтобы лупить максимально возможные по закону наказания для любых случаев связанных с оборотом наркотиков. Даже употребление самостоятельно изготовленных или выращенных наркотиков карается штрафом, плюс запись остается в полиции.

Большинство работодателей требуют справочку из полиции, что ты не привлекался. Кроме того большинство крупных и средних работодателей тестируют не только всех своих сотрудников при приеме на работу, но и требуют подобного от своих контрагентов и поставщиков. Кроме того используется практика принудительных случайных тестов для работников (лол).

Помогает ачешуительно просто, что видно из репорта. Победные реляции первых лет введения, постепенно сменяются суровыми буднями.

Кроме собственно репорта в отчет включены, так называемые, CASE STUDY. Кейсы которые подчеркивают определенные проблемы на конкретном примере и разбираются детально.

Вот, например, CASE STUDY 3 - Child exploitation by OCGs in Sweden.

ОПГ (OCG- Organised Crime Group) массово вовлекают в криминал детей. Конкретно для Стокгольма, Упсалы и Гетеборга в этом кейсе юные афганцы, которых привлекают к созданию дилерской сети. Связано это с тем, что речь уже не идет о бандах торгующих наркотиками. Речь идет о мощных поликриминальных синдикатах, которые занимаются незаконной торговлей оружием, трафиком наркотиков, работорговлей и трафиком нелегальных мигрантов (европейские законы различают эти два понятия и очень сильно), контрабандой и много чем еще, включая, конечно, международный терроризм(или национально-освободительные движения, если хотите) и поддержку религиозных радикалов.

В итоге эти криминальные холдинги (или союзы\цепочки таких холдингов) доставляют мигрантов, которых тут же могут использовать как дилеров (тут предпочтительней дети), перевозчиков внутри страны (тут предпочтительней женщины) или как рабов (здоровые мужчины) на фабриках по производству синтетических наркотиков (контрабанда или похищение прекурсоров) или фермах выращиванию наркосодержащих растений (естественно закрытых).

В результате бескомпромиссной войны шведских властей с наркотиками мощь этих холдингов настолько возросла, что у них начала проявляться специализация. Так, например, CASE STUDY 8 в EU DRUG MARKETS REPORT 2019 это Murder as a service: Stockholm’s Death Patrol.

Убийство как услуга, значит.

Политика нулевой толерантности привела к тому, что в Швеции стали возникать узкоспециализированные преступные организации, заточенные конкретно на убийства не только в интересах своего холдинга, но и в интересах других поликриминальных холдингов или наркокартелей. Появление подобной специализации это признак одной из самых высоких ступеней развития организованной преступности («Корпорация Убийств» Мейера Лански в США, «Группа Терраса» Диего Мурильо Бехарано в Колумбии т.д.) и самая максимальная, наверное, ступень развития доступная ОПГ в Европейском Союзе. Потому что дальше уже только непосредственное и прямое участие мафии в политической жизни страны и создание мафия-стейт.

Stockholm’s Death Patrol или на шведском Dödspatrullen выполняла контракты на убийства в интересах колумбийских наркокартелей и других шведских и европейских синдикатов.

Располагалась эта организация в пригороде Стокгольма Ринкебю(или Ринкеби), но действовала на территории всей Европы. Понятно, что специализация организаций в Швеции только началась, да и сам Stockholm’s Death Patrol возник на основе обычной шведской этнической ОПГ и потому кроме всего прочего они занимались подделкой документов, самим наркотраффиком, отмыванием денег и банальным бандитизмом. Тем не менее, основная их специализация, благодаря которой они стали знамениты – это предоставление заказного убийства как услуги. После серии убийств, руководство группы убийц и основные киллеры были задержаны в результате спецоперации шведских и испанских правоохранителей. Задержанным участникам Stockholm’s Death Patrol инкриминируют 15 заказных убийств в Швеции и Испании. 2 месяца арестов(2018-2019) и 20 задержанных. Некоторые суды идут до сих пор. Всего же количество убийств этой организации по видимому приближается к сотне по всей Европе.

И хотя Stockholm’s Death Patrol потеряли значительной часть своей мощи, сама банда их породившая никуда не исчезла.

Уже после задержания стало понятно, что эта шведская корпорация убийств оказалась намного больше и разветвленней, чем казалось сначала. И теперь, например, трех представителей «Death Patrol gang from Rinkeby» осудили в 2020 в Дании за заказные убийства. Два удивительных факта. Двум из пяти задержанных в Дании обвиняемых не было 18 лет на момент убийства (потому им и дали 20 лет, а не пожизненное). Две их жертвы, хотя и были настигнуты в столице Дании Копенгагене, сами были представителями шведской преступной группировки Shottaz gang из того же Ринкебю, что и Death Patrol. Чтоб вы понимали официальное население Ринкебю – 20000 человек. А всей Швеции 10 миллионов.

Одну из жертв СМИ называют лидером Shottaz gang, но проверить это на самом деле трудно, так как представители криминального мира Ринкебю, да и Стокгольма в общем, говорят на Rinkebysvenska, страшной смеси из шведского и турецкого, английского, арабского и многих других языков.

Послушать это замечательное арго можно в роликах на ютубе по запросу или в песнях известного шведского репера Yasin Byn (норм кстати читает, арестован за убийство, внутренние разборки внутри банды, его продюсер, по словам СМИ, и был одним из двух застреленных в Дании представителей Shottaz).

Конфликт Shottaz и Death Patrol в Стокгольме и вокруг него продолжается с 2015 года минимум и до сих пор не завершен. При этом и до 2015 года шведские правоохранительные органы регистрировали, что половина всех убийств в стране связана с наркопреступностью. Причем системными (то есть связанными с деятельностью организованной преступных группировок) были 30 процентов всех убийств, связанных с наркотиками.

И как мы видим, нельзя сказать, что удачная спецоперация против Stockholm’s Death Patrol со стороны Швеции и Испании привела к победе над криминальным холдингом. Или к улучшению криминогенной ситуации.

Наоборот.

В 2018 году шведские криминальные холдинги в рамках войны за территории и потоки организовали 162 подрыва (использование бомбистов с самодельной взрывчаткой одна любимых тактик шведских банд). В 2019 число подрывов стало больше - уже 257. Часть из них достаточно мощные, которые привели к повреждению зданий, однако в большинстве случае целями атак являются автомобили конкурентов. Для поликриминальных холдингов промышляющих контрабандой оружия и воровством, достать компоненты для самодельной взрывчатки не сложнее, чем прекурсоры для синтетических наркотиков.

Датчанам даже пришлось делать паспортный контроль на границе с Швецией, впервые с пятидесятых.

Цитата «There are10 million people in Sweden and I have not found the equivalent of this level of explosions in any industrialised country» Ylva Ehrlin, an analyst with the bomb squad.

Треть всех взрывов за 2019 год совершены в районе Стокгольма. Ослабление одной из группировок обострило войну за влияние и втянуло в открытую войну и другие группировки.

Возросшая, в результате бескомпромиссной войны с наркотиками, маржинальность от продажи этих самых наркотиков позволяет поликриминальным шведским холдингам оперировать огромными объемами реинвестиций.

Международные картели, при помощи лояльных политиков как могут поддерживают повышение маржинальности, через ужесточение наркополитики. Для примера Путин, который отмывал(в составе Тамбовской группировки) для колумбийского картеля Кали деньги через немецко-российскую совместную фирму СПАГ в начале девяностых, стал соавтором одного из самых больших ужесточений наркополитики в истории. Это ужесточение вывело Россию на первое место по абсолютному уровню потребления, например, героина как на душу населения, так и вообще в мире в абсолютных числах.

По мере увеличения маржинальности криминальные синдикаты могут вкладывать дополнительные средства в сопутствующие бизнесы (канал пробитый для наркотиков, потом провозит оружие, потом нелегалов), строить цепочки контрабанды (например, оружие в обмен на наркотики), тратиться на рекрутинг и вовлечение в преступную деятельность (в том числе и детей). Одним из каналов рекрутинга является продюссирование ганста-реперов вроде Yasin Byn, причем он вот именно что настоящий гэнгста.

Эти поликриминальные синдикаты могут создавать специализированные подразделения – например, корпорации убийств или логистические организации или самоокупаемые террористические ячейки. Они без проблем способны пережить постоянную войну с другими такими же холдингами или масштабные аресты, организованные силами полиции или даже спецслужб. Синдикаты участвуют в замесах в Сирии, Ираке, их пехота воюет в ИГИЛ. Само Ринкебю за 30 лет побывало приютом, по-моему, для представителей всех известных террористических организаций – от Хезболы и Хамаса до новых ИГИЛ (особенно его сомалийского отделения), Аль-каиды и Ансар аль-Ислам.

Понятно, что в законопослушной Швеции (до которой нам срать и срать) подобные криминальные холдинги могут существовать только в рамках специфических территориальных образований.

Во всем мире их называются no-go area или no-go zone, в Швеции используют термин Utsatt område, который можно перевести на английский как Vulnerable area. Уязвимая область. Всего в Швеции их насчитывается 60.

Сами шведы делят подобные территории на Vulnerable area, Risk Area и Especially vulnerable area. И надо понимать, что вот Vulnerable area и Risk Area это то, что у нас характеризуют словосочетанием "плохой район". Для законопослушных шведов это уже ужас-ужас, но судя по характеристикам такое. Видал я места и похуже у нас.

А вот Especially vulnerable area(23 штуки на 2019 год) это как раз то, что у нас характеризуют словосочетанием "очень плохой район". У нас тоже есть места и похуже, но из-за специфики географической и демографического состава устроены они не так, как Especially vulnerable area в Швеции.

И это вот как раз печально известные Ринкебю\Тенста (Стокгольм), Русенгорд(Мальме, кстати тоже обладатели своего региолекта Rosengårdssvenska) и прочие. При этом не надо думать, что там прям на улице перестрелки идут круглые сутки.

Это вполне обычный район, там живут люди, работает коммунальный транспорт, работает метро, есть больницы и участки полиции. Когда все спокойно и день, вы не особо отличите его от Троешки. Район как район.

Просто в случае если вы станете жертвой банды, полиция может не прийти на помощь, даже если будет рядом и будет видеть, что вас грабят. У нас это местами обычная тема, у нас тебя может ограбить сама полиция даже, но в Европе такого не понимают. Известно несколько смешных случаев, когда жертвами грабежа в Ринкебю стали журналисты и полиция не помогла, хотя была рядом. Чтобы не спровоцировать конфликт.

Или полиция может не приехать по вызову на место преступления ночью. Или скорая будет к вам ехать только в сопровождении усиленного эскорта полиции. Или толпа может напасть на полицейский участок, как было в 2014 и 2010.

Кстати с полицейскими участками в Ринкебю вечная проблема.

В 2017 там решили построить новый укрепленный полицейский участок, в связи с напряженной обстановкой. Сначала долго не могли провести тендер, так как строительные компании отказывались участвовать, опасаясь нападений и протестов. Потом для саппорта стройки решили нанять охранные компании, но те тоже отказались, опять-таки опасаясь нападений. Постройка участка в итоге сильно затянулась, а строительная площадка таки стала жертвой нападения бомбистов, которые на автомобиле протаранили ворота и устроили на стройплощадке погром.

В итоге парковку для полиции пришлось делать охраняемой и в соседнем здании (на территории участка не было места). И наконец-то 1 сентября 2020 года участок начал полноценную работу, правда сотрудников участка от места жительства (или от метро) до работы доводят под охраной патруля.

Полиция действует в Ринкебю, но надо понимать, что она существенно ограничена в действиях. Не всегда и не всюду можно зайти без проблем. Задержания на улицах не практикуются во избежание недовольства и бунтов. Сами полицейские запуганы, равно как и часть судейского корпуса. Информаторов полиции и спецслужб мало и их ищут, находят и убивают (именно эта деятельность в системном режиме и приводит к возникновению корпораций убийств). И потому именно в Ринкебю и подобных районах находятся штаб-квартиры криминальных группировок, их базы, центры траффикинга мигрантов, рабов, оружия и наркотиков.

Это их базовые территории, на которых полиция не может их всех легко достать.

Понятно, что проблемы этих районов комплексные и ошибочная наркополитика лишь мультиплицирует их. Понятно, что Швеция развитая страна и пытается этим проблемы решать, хотя возможно не самым оптимальным способом (пока они просто выделяют больше денег полиции, мы уже знаем, что это не работает). Понятно что этнические криминальные группировки имеют мультипликатор от наркотраффика такой же, как и, например, криминальные синдикаты состоящие из этнических шведов (некоторые мотобанды, Brödraskapet) и настоящим козырем для этнических ОПГ является ресурс в виде бесконечного притока нелегалов и места локального расселения своей этнической группы, в которых лидеров ОПГ сложно найти и арестовать.

Все это понятно.

Но теперь занятный факт. Почему я выбрал Швецию.

Если вы погуглите в Стокгольме «эскорт-услуги», «массажные салоны», «клубы для взрослых» с вип-комнатами, то вы найдете их в Стокгольме целую кучу. С весьма недвусмысленными интерьерами и сайтами.

И занимаются они понятно чем. И понятно под чьей крышей.

Сходу пример. В мае 2020 года шведского полицейского и его жену арестовали и прокурор Пер Николс (его называют Chief Prosecutor Per Nichols, но я хз какой прокуратуры он глава, генеральный прокурор в Швеции другой) обвинил их в крышевании борделя, существовавшего под видом массажного салона. Прибыль семейной пары прокуратура оценила в 11 миллионов шведских крон(1,3 миллиона долларов) МИНИМУМ. Ничо так да? Бордель находился в центре Стокгольма. Ссылочку на новость дам в каментах.

Надо признать, что некоторые из этих нелегальные борделей, которые не особо скрываясь работают в центре столицы, с какой-то регулярностью накрывают. При этом открываются новые, но прибыль на круг позволяет существовать системе, а иммигранты для подставного владения «массажным салоном» всегда найдутся. Но фишка не в этом.

В Ринкебю, Тенсте и Росенгорде тоже есть «массажные салоны». Но что-то я не нагуглил громких арестов и закрытий.

Интересно почему?

Думается мне это связано с тем, что в Швеции, как известно, реализована «шведская модель» борьбы с проституцией через криминализацию клиента. И думается мне, что это пагубное явление побеждено, даже в местах всевластия криминальных холдингов. Потому и арестов нет.

Так же как наркомафия была побеждена нулевой толерантностью.

Tags: Интересное, Политика
Subscribe

promo ibigdan december 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments