Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Category:

Минутка оптимизма

Сложно оставаться спокойными, когда очевидно, что страна «идет не туда». Кто-то видит поражение и унижение, кто-то видит очередной упущенный шанс, но в целом в последнее время я не встречал большого числа людей, считающих, что «все идет по плану» (разве что товарищ Гетьманцев, который у нас преподавал, и товарищ Куфтырев, который с нами учился).

Чувства унижения и бессилия, ощущение «потерянных лет», «новой руины» подпитываются нашими СМИ (всех мастей) и многими лидерами общественного мнения, у каждого из ктоторых есть на то свои причины. Попадая в цикл «ежедневного новостного цикла», мы не успеваем сконцентрироваться на чем-то, кроме эмоций – а уж их-то мастерски распаляют со всех сторон.

«Как быть, неужели мы никогда не выберемся из этого чертова колеса?» - вот общее настроение, с которым я сталкиваюсь все чаще. «Не выберетесь, лучше сдавайтесь нам» - шепчут восточные соседи. «Не выберетесь, лучше верните всё, как было» - шепчут старые воры, отодвинутые от кормушки на каком-то из этапов существования нашего молодой республики. «Не выберетесь, лучше смиритесь» - шепчут некоторые внешние советники в мантиях миротворцев.

***

Война Четвертой коалиции против Наполеона закончилась жесточайшим поражением пруссаков и занятием Берлина французами. 9 июля 1807 года в городке Тильзит было подписано соглашение, буквально уничтожавшее славу Пруссии – она теряло половину территории, почти половину населения, ее крепости занимали французские гарнизоны (жившие за счет прусской казны), которые могли быть выведены после уплаты гигантской контрибуции и сокращения прусской армии на восемьдесят процентов. Такова была воля повелителя континента, наказывавшего пруссаков в отместку за то, что посмели выступить против него.

Неготовая структурно к «новой политике» и «новой войне», стиравшей с карты Европы целые державы, Пруссия была раздавлена, как тогда казалось, навсегда. «Наполеон дунул на Пруссию и Пруссии не стало», написал впоследствии Генрих Гейне. Разоренная страна с разбитой армией и совершенно устаревшей системой государственного управления должна была стать заурядным захолустьем. Огромное количество людей в самой Пруссии либо смирилось с поражением, либо даже радовалось тому, что, наконец-то наступила «стабильность» и не придется «дергаться». А некоторые даже подыгрывали французам.

И в этот момент история вынесла наверх двух отставных прусских чиновников с их идеями о том, что делать.
Первым стал Генрих Фридрих Карл фон цум Штейн, талантливый франконец, выпускник геттингенского университета, сторонник идей Адама Смита, служивший министром торговли Пруссии в 1804 году, но вынужденный уйти в отставку в конце 1806 года из-за косности и консерватизма, царивших в Берлине. Тильзитский мир Штейн встретил в Нассау.

Вторым же был Карл Август фон Гарденберг, министр иностранных дел в 1804-1806 годах, нелюбимый Наполеоном настолько сильно, что его отставка стала одним из условий перемирия. Гарденберг был вызван из отставки на несколько месяцев, но затем вынужден был не только оставить государственную службу, но и спасаться от гнева французов в Риге.

И вот, в 1807 году оба отставных государственных деятеля, которым на тот момент уже было за пятьдесят, опубликовали независимо друг от друга два документа, легших в основу реформ, возродивших уничтоженную Пруссию.

«Нассауский меморандум» Штейна, предполагал «возрождение общественного духа и чувства гражданского достоинства, использование спящих и дезинформированных сил и рассеянных знаний, гармонию между духом нации и ее взглядами, и потребностями и взглядами государства, возрождение ценности отечества, независимости и национальной чести» через капитальное изменение управления государством, введение принципа коллегиальности принятия важнейших решений, создание «беспристрастной» государственной службы, усиление самоуправления и уничтожение разрыва между ним и центральным государственным аппаратом.

«Рижский меморандум» Гарденберга шел еще дальше и предлагал переосмыслить сами устои существования Пруссии. Советы касались реорганизации дворянства и учреждения меритократии, открытия государственной службы для всех подданных, отмены крепостного права, создания системы, при которой во власть интегрировались представители интересов населения, борьбы с монополиями, гильдиями, ограничениями во внутренней торговле и другими мерами, мешающими расцвету ремесел и производств, реорганизации армии, создания инфраструктуры (дорог, каналов, портов, верфей), снятия ограничений для искусств и свободы слова (в разумных пределах), а также внедрения религиозной толерантности.

В октябре 1807 года Штейн возглавил правительство разоренной и разделенной Пруссии, но уже в 1808 вынужден был покинуть страну, так как агенты Наполеона обнаружили его переписку с критикой императора, в 1810 году покинул свой пост канцлера. На его место был назначен Гарденберг, и, несмотря на тотальное сопротивление, реформы продолжались. Гарденберг, Штейн и их ставленники реформировали всё – от образования до эмансипации иудеев. Торговля, государственное управление, сельское хозяйство, армия, налоги – всё следовало улучшить в разы, в десятки раз.

Цель реформ хорошо описал Гарденберг и Рижском меморандуме: «Следует собраться с силами, чтобы привести свои внутренние дела в порядок во всех отношениях и координировать их в плановом режиме; кроме того, следует, насколько позволяют средства, безотлагательно вооружиться для ведения войны, особенно для обороны. Война может быстро возобновиться (вероятно, так и случится), и поэтому подготовка к ней крайне необходима. Препятствия, которые стоят перед нами, очевидны и велики, но это не должно сдерживать нас, мы обязаны быть постоянно активными и продвигаться вперед настолько, насколько это возможно, потому что все зависит от этого. Нельзя пребывать в заблуждении, что можно оставаться нейтральными - нужно остерегаться создания и закрепления системы нейтралитета. Только большое и сильное государство с благоприятным географическим положением может отстаивать нейтралитет и избегать запутывающих его обстоятельств». То есть цель была простой и близкой сердцу каждого патриота – подготовка к реваншу, который, верили пруссаки, обязательно настанет.

И он настал, неожиданно для многих – в 1812 году Наполеон потерял в глубине России львиную долю Великой Армии, и уже в марте 1813 года образовалась шестая анти-наполеоновская коалиция, куда вошла и реорганизованная за шесть лет Пруссия. А еще спустя два года, в Вене, Пруссия закрепила за собою статус одной из великих держав Европы. И пускай после шестилетки реформ и победы в великой войне наступил застой, от которого пруссаки проснулись только в 1848 году, но основы для будущего «германского порядка», напугавшего Европу своей эффективностью, были заложены.

***

Найдутся ли у нас свои Гарденберг и Штейн? Напишут ли они свой «Киевский», «Львовский» или «Херсонский» меморандум? Найдется ли у нашего политического руководства (любого) воля для того, чтобы одобрить смелую программу реформ и позволить провести её? Мы не знаем всего этого. Но что мы точно можем сделать, так это махнуть рукой на потуги вовлечь нас в ежедневное пережевывание трусов Кивы, штанов Авакова или носков Малюсько.

Гарденберг обосновывал свою «революцию в хорошем смысле» духом времени, Zeitgeist-ом. Дух времени, дух реформ и преобразования нашей Великой Степи в европейскую державу - на стороне здоровой части общества, какой бы перессорившейся и поникшей духом она не была. «Революции в хорошем смысле» не миновать, и никакие территориальные потери и шальные действия придворной камарильи ее не остановят.

(с) Игорь Гаврилов

Tags: Политика
Subscribe
promo ibigdan december 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments