Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Categories:

Простой человеческий фашизм

Вот, что пишет один германский офицер, впервые столкнувшийся с ужасами первой мировой войны…

«Они сжигали их дома вместе с еще живыми обитателями. Бессчетное количество раз видел я пепелища с обгоревшими или обугленными телами женщин и детей. Когда я увидел это впервые, я просто окаменел. Я подумал тогда, что это предел человеческой страсти к уничтожению себе подобных.

И хотя позднее я видел вещи пострашнее, тот дом на дюнах у кромки леса с вырезанной до последнего человека семьей и сейчас стоит у меня перед глазами. Тогда я еще мог молиться, и я молился!»

В своей книге он много внимания уделяет ужасам войны, возмущается тем, что из-за боевых действий страдает ни в чем ни повинное гражданское население, призывает к гуманному обращению с противником.

Его мысли разумны, этичны и целесообразны и перед нами предстает человек не только склонный к состраданию, но и активно стремящийся воплощать свои идеалы на практике.

Этого германского офицера звали Рудольф Гесс.

Но конечно, это не тот нацистский идеолог Гесс, который был ближайшим сподвижником Гитлера, за что и просидел до конца жизни в тюрьме.

«Наш» Рудольф Гесс, о котором идет речь, был просто тезкой того Гесса, был всего лишь мелким винтиком в государственной машине Третьего Рейха и занимал довольно скромную должность коменданта Концлагеря Освенцим.

Если вы думаете, что этот Рудольф Гесс был садистом, чудовищем и отъявленным нацистом, то это не так. Он не был нацистом, он даже членом НСДАП не был!

Он был просто аккуратным и добросовестным государственным чиновником средней руки, который честно и добросовестно выполнял порученную ему работу. Нельзя сказать, что эта работа ему нравилась. Наоборот, он ее очень не одобрял, и потом, выступая на Нюренбергском трибунале в качестве свидетеля, с искренним и неподдельным возмущением рассказывал, какие бесчеловечные и негуманные приказы отдавало ему руководство третьего рейха.

Но как добросовестный и честный госслужащий он обязан был выполнять порученную ему работу, нравится ли она ему или нет, и он ее честно выполнял. Ну просто работа ему досталась такая! Послали бы его руководить университетом, он руководил бы университетом. Но его послали уничтожать людей, вот он и уничтожал людей.

И ту и другую работу, он выполнил бы с одинаковой добросовестностью, потому что он действительно был очень добросовестным чиновником. И университет бы под его руководством стал бы лучшим учебным заведением Германии, точно также как Освенцим стал лучшей машиной для убийства людей. Которая функционировала без единого сбоя, без задержек. Убивала, утилизировала, и убитых и их вещи, и их ценности, включая золотые зубы, со строгим учетом, без малейших хищений и коррупции.

Он был гуманистом, этот Рудольф Гесс. Это — не ирония. Он и вправду всерьез заботился, о том, чтобы его подчиненные не получали психологических травм из-за того ужаса, которым им приходится заниматься, а те, кого посылали на смерть, не испытывали лишних страданий. Он серьезно был этим озабочен! Это исторический факт!

Вот маленький фрагментик из его мемуаров (кстати, прочтите их, многое поймете):

«Во время моей командировки мой заместитель, шутцхафтлагерфюрер Фрицш использовал для убийства газ. Препарат синильной кислоты "Циклон Б" давно использовался в лагере для уничтожения насекомых и запасы его имелись. После моего возвращения он доложил мне об этом, и при поступлении следующего транспорта газ был использован.

Удушение газом проводилось в штрафных изоляторах блока 11. Я сам наблюдал за убийством, надев противогаз. Смерть в переполненных камерах наступала тотчас же после вбрасывания. Краткий, сдавленный крик - и всё кончалось…

Как объяснили мне врачи, синильная кислота парализует лёгкие, но её действие было настолько быстрым и сильным, что это не вызвало проявлений мучительного удушья, как это бывает при удушении, например, светильным газом или путём лишения воздуха...

Мне приказали, я должен был выполнить приказ. Должен признаться, что меня это удушение газом успокоило, поскольку вскоре предвиделось начало массового уничтожения евреев, но ни Эйхман, ни я не имели представления о способах убийства ожидавшихся масс. Наверное, с помощью газа, но как его использовать, и какого именно газа? А теперь мы открыли и газ, и способ.

Я всегда боялся расстрелов, когда думал о массах, о женщинах и детях... Но теперь я успокоился: все мы будем избавлены от кровавых бань, да и жертвы до последнего момента будут испытывать щадящее обращение».

Когда польский суд приговорил его к смертной казни, Рихард Гесс искренне недоумевал, за что:

«Лично я этого никогда не одобрял. Никогда я не обращался жестоко ни с одним заключённым, тем более ни одного из них не убил. Я также никогда не терпел жестокого обращения с ними со стороны своих подчинённых… Ни один из заключённых, обслуживающих мою семью, не сможет сказать, что в нашем доме с ним плохо обошлись. Скорее, моя жена могла что-нибудь подарить тому заключённому, который у нас работал».

И ведь он не врал! Это была чистая правда!

К чему я это рассказываю, спросите?

А вот к тому, что, если вы думаете, что нацизм, фашизм — это бесчеловечная идеология, которую проводя в жизнь бесчеловечные персоны с извращенной нравственностью, в правы лишь отчасти.

На самом деле нацизм и фашизм — это прежде всего вот такие честные и добросовестные служащие, которые просто честно и добросовестно выполняют порученную им работу. Никогда не задавая вопросов о том, а стоит ли эту работу выполнять.

Андрей Шипилов

Tags: Интересное
Subscribe

promo ibigdan december 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments