Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Categories:

Когда заживём нормально

– А как вы думаете, когда в Украине образуется новый политический класс? — спросили у меня недавно.

Хороший же вопрос, согласитесь. Многих волнует.

Страна требует героев…

Мы привыкли считать, что вся наша нынешняя власть — переходной этап. Мы выходили на Майдан за смену системы политических взаимоотношений, мечтая о том, как олигархов, экс-комсомольцев, крепких хозяйственников и прочих людей, которым идёт брежневская шапка-«пирожок», сменят молодые яппи европейского вида — как Яценюк, только настоящие. Хотелось видеть настоящие идеологические партии, лидеры которых спорили бы об экономической модели, праве на оружие и особенностях пенсионных систем, а не рисовали бы «шахматки» потоков и не вопили бы с трибуны Рады вещи, от которых самим смешно. Мы цеплялись за тех, кто хотя бы чуть-чуть изображал из себя европейцев — так в парламент попала «Самопомощь».

А в итоге маємо те, що маємо. Сменились (отчасти) лица, но не сменилась система взаимоотношений между ними. Парламент — по-прежнему сборная солянка из олигархических квот. Кадровая политика по-прежнему строится вокруг торгов за потоки и влияние. Политическая целесообразность всё ещё выше законности. Решения по-прежнему принимаются, не исходя из того, как лучше для страны, а исходя из того, как лучше для конкретной политсилы.

И не сказать, что прогресса нет. Есть. Есть отдельные чиновники-технократы, добившиеся успеха в своих сферах, ставки откатов резко упали, никто уже не стелется перед Россией, политика стала намного более публичной, в Doing Business прыгнули на 50 с гаком позиций вперёд… Дальше — спор между порохоботами и зрадофилами: считать стакан наполовину полным, наполовину пустым или предателем Родины. Все согласны с тем, что изменения недостаточны, просто одни полагают это естественным, иные — преступным.

Но в глубине души мы чувствуем себя обманутыми — то ли политиками, то ли судьбой. Эй, мы же заслужили. Майданом и войной. Сколько ещё наше общество должно проявлять героизм, чтобы политический процесс начал соответствовать эпохе?

И вот тут, увы, некоторые включают мечты на неприличную громкость. И начинают сравнивать качества теоретических волшебников в голубом вертолёте. Одни мечтают о том, что мессия, поломавший систему, придёт с фронта (на этом нехитром принципе у ряда партий строилась прошлая парламентская кампания, результаты её мы наблюдаем сейчас). Другие, вроде бы более взрослые и циничные, мечтают о пришельце из бизнеса, за которым пойдёт истосковавшийся по цивилизации народ.

Среди моих друзей есть и те, для кого стакан наших нынешних раскладов наполовину полон, и те, для кого он наполовину пуст. Между ними часто происходит такой диалог:

– Окей, окей, нынешние лидеры вам не нравятся. Кто тогда, а? Ну кто? Ну кто?

– А будет! До выборов ещё время есть! Сформируется ещё новая элита, вот увидите! Это дело полугода! И вообще, есть у нас в верхах нормальные люди, например…

В качестве примера недавно называли Коболева и Нефьодова. Не в смысле, что через два года кто-то из них пойдёт в президенты или премьеры, а в смысле, что вот так должен выглядеть новый лидер. Вот такая ролевая модель.

Сложно спорить с тем, что и Коболев, и Нефьодов — молодцы (хотя не уверен, что обоим интересна публичная политика). Но вот утверждение, что вскорости такие молодцы эволюционным путём сменят наши нынешние расклады, а в ближайшие пару лет появятся новая партия и новая элита нового облика, считаю опасным заблуждением.

Потому что для этого необходима смена условий. Тех самых, из-за которых сложилась нынешняя система. Тех самых, из-за которых люди, попадающие в эту систему извне, быстро обретают её черты — см. кейсы Балчуна, Саакашвили и «варягов» рангом поменьше. Место проклятое?

Не место, а схема взаимодействия.

Почему всё плохо (и когда начнёт улучшаться)

Вся наша политическая система — надстройка над нашей экономической системой. Она при всём желании не могла быть другой. Именно поэтому не приходят мессии. Именно поэтому они и не могут прийти.

Что нужно политической силе, чтобы состояться в Украине?

Ей нужны:


  • внятный месседж, с которым можно выйти к избирателю (ок, это не сложно);

  • коммуникационный ресурс — возможность до этого избирателя доораться;

  • организационный ресурс — возможность работать по всей стране;

  • финансовый ресурс — топливо предыдущих двух.

На практике оказывается, что ей нужны деньги (много, много денег). Если у тебя хватает средств достаточно системно ездить по ушам избирателю — рейтинг приложится даже при слабеньком месседже и сомнительных биографиях. Доказано партией «За життя!».

А нет — так нет.

И тут мы приходим к главному вопросу: а где все эти ваши молодые и красивые мессии возьмут эти средства, объясните мне, глупому? Если в достаточной мере эти средства аккумулированы теми, кого мы привыкли называть олигархами, а делиться они ими готовы только в обмен на те самые «шахматки»?

Звенящая тишина в ответ на этот вопрос — самое значимое молчание в нашей стране. Новое поколение грядёт? Да не вопрос. Майдан изменил общественный диалог? О да. Есть в стране умные люди, которые могли бы порулить? Допустим.

Как они к власти придут? Структура собственности на ведущие медиа не изменилась. Деньги у тех же людей, возможности — тоже.

Возьмём Порошенко, окей. В чём его главная проблема во внутренней политике? В постоянных торгах и договорняках, в том, что не нашёл в себе силы очистить авгиевы конюшни, в том, что протаскивание каждого закона через Раду, даже объективно необходимого для страны, напоминает аукцион с продажей тех или иных преференций.

Считаете, не хотел этой зачистки? О, ещё как хотел. Очистив их, поломав систему, он стал бы единоличным дорогим руководителем, не вынужденным переживать за каждое голосование в Раде, торговаться с Аваковым… Короче, поломать систему можно было и под себя.

Но не было сил.

У него были деньги — не так много, как у Ахметова, но были. У него были медиа и свои депутаты — не так много, как у Фирташа, но были. У него была даже партийная структура — маленькая, зато своя.

Не хватило. Пришлось договариваться с теми, кто держал крупные доли. Потому что иначе было просто невозможно. Точно так же пришлось бы любому другому президенту. Вот, до сих пор договаривается. А те, кто хотят его сместить, договариваются с ними против него.

Потому что ключ к победе — деньги и медиа.

Чтобы изменилась страна, необходимо, чтобы деньги и медиа, взятые не у олигархов, побеждали взятые у олигархов. Усложняем задачу: если вы хотите волшебника в голубом вертолёте, то даже если Господь пошлёт вам волшебника, умного, честного, патриотичного и профессионального, заправка вертолёта — за ваш счёт. Если его будут заправлять другие, не обессудьте, что к их просьбам он будет прислушиваться внимательнее. Без топлива вертолёт не летает. Даже у волшебника.

И это не зависит от качеств политика. Это наши правила. По ним вынуждены играть все: и комсомольцы, и вояки, и мошенники, и хипстеры. А мы хотим, чтобы олигархономику преодолел человек, который может прийти к власти только за счёт олигархов. Наверное, это немного наивно.

Не нравится? Значит, не нравятся правила, надо их менять. Давайте подумаем как.

Модели ролевые да карты дорожные

Как это делается в цивилизации? За счёт диверсификации и открытости финансирования. Крупные партии в тех же США опираются не только на партийные взносы среднего класса, но и на средства крупного бизнеса. Но источников сотни, а не единицы, а сборы не просто открыты, но и рекламируемы. В их честь приёмы устраиваются, на которых политик обнимается с бизнесменом, и ему не стыдно. Краудфандинг такого рода не делает ни чьим-то человеком, ни чьим-то пособником, не налагает единоличных обязательств перед щедрым феодалом.

Более того, в цивилизации партийная система опирается на значительно менее зависимую прессу. А у нас прессой та же история, что и с партийной системой: она либо чья-то, либо миноритарная. Не потому, что журналисты такие продажные, а по той простой причине, что абсолютное большинство изданий не про сиськи-письки-макароны в небогатой стране не окупаются ни рекламой, ни подпиской. Приходится добирать у доноров. Хорошо, если речь о краудфандинге или людях, не ангажированных политически (как у нас, хе-хе!) — но в таких случаях и бюджет тощ. А за большими светлыми офисами в центре и совместимыми с жизнью доходами — это уже в те же двери, что и за политическими перспективами. Под вывески «SCM», «DF Group» и пониже до ТАС.

Это одно из проявлений ловушки бедности. Бедная страна – низкая платёжеспособность населения – неокупаемость медиа с необходимостью опоры на олигархический капитал – неэффективность партийной системы с необходимостью опоры на олигархический капитал – коррупция – неэффективность государственной машины – бедная страна.

Можно ли разорвать этот порочный круг?

Хотелось бы быть оптимистом, но не всегда получается. Скажем так: можно его подпиливать на каждом из этапов. В какой-то момент это колесо треснет вплоть до качественного скачка.

Что может произойти на этапе «население»?

Население — вернее, социально активная часть — может и должна осознать, что для изменения системы Майдана недостаточно. Необходимо создание новых медийных и партийных структур, нужен рост активности среднего класса в политической жизни. Вот нет, без этого никак, увы.

Что может произойти на этапе медиа?

Собственно, то, что мы пытаемся делать на «Петре и Мазепе». Здесь нашим сообщником становится технический прогресс, падение роли телевизора (медиа, требующее больших денег) и рост роли блогов (медиа, требующее исключительно таланта). Поддержка медиа дешевеет, появляются варианты продвижения смыслов, не требующие пяти-шестизначных долларовых сумм. Краудфандинг, инвесторы из среднего бизнеса, наконец, гранты. Создание общественного вещания — тоже плюс: даже если возникнут вопросы к работе тех или иных журналистов, сама экономическая диверсификация отрасли — уже признак эволюции.

Что может произойти на этапе партийной системы?

Если уж мы взялись помечтать — теоретически возможно продавливание «улицой» снятия депутатской неприкосновенности и открытых списков на парламентских выборах. Проблема в том, что в этом в политикуме всерьёз заинтересован плюс-минус никто, а выживать эту тему в настойчивых митингах у нас народ не умеет — чай не пересчёт долларовых кредитов.

Что может произойти на этапе борьбы с коррупцией?

Максимальная дерегуляция. Автор этих строк не то, чтобы против независимых антикоррупционных органов — скорее даже за. Просто когда-то ему не повезло заехать на съёмную квартиру с тараканами, и он хорошо знает, что они выводятся не столько «Рейдом», сколько гигиеной. А коррупция ликвидируется не новой конфигурацией карателей, а отменой излишнего контроля во всех сферах, где это можно сделать.

Дерегуляция у нас уже идёт, и вышеупомянутое место в Doing Business тому свидетельством. Но пока только в отдельных сферах, в отдельных регионах — привет, Днепропетровщина. А где-то идут обратные процессы — здравствуйте, господин Лавренюк.

Что можно изменить в государственной машине?

Отстаивать технократов. Того же Нефьодова. Ту же команду «Нафтогаза». Тщательно объяснять всем противникам высоких зарплат в госструктурах, почему дешёвые чиновники обходятся нам слишком дорого. Хотя бы на примере Коболева и сэкономленных в противостоянии с «Газпромом» миллиардах в сравнении со всеми предыдущими бойцами-молодцами.

Если лупить эту скалу со всех сторон, не допуская откатов назад, в какой-то момент вся эта система обвалится. Причём обвалится неожиданно быстро, похоронив многих под обломками. Что важнее — под ней окажется новая система, ещё не безупречная, но уже рабочая. В которой будет общественный контроль, независимые медиа, партии, оглядывающиеся на избирателя больше, чем на ФПГ, сервисные госорганы вместо госорганов карательных и хорошо оплачиваемые специалисты у руля госструктур.

И вот тогда — и только тогда можно будет надеяться на приход спасителей, способных взять страну за что-нибудь и потащить к светлому будущему реализации своего настоящего потенциала. В смысле, это не значит, что они прямо сразу придут. Это будет лишь означать, что мы построили дорогу, по которой они смогут до нас добраться. Впереди будет ещё много интересного, но это — тот обязательный этап, до которого все разговоры о том, что достаточно сменить зад в том или ином кресле — досужие мечты. Написал бы «в пользу бедных», да нет, не в их пользу.

Только после прохождения этого уровня можно будет говорить о возможности преодоления самого неприятного для нас отрезка замкнутого круга: бедной страны.

P.S. Не устаревающие с 2014-го строки Михаила Красюка:

В Афинах — осень. На востоке — персы.
Клисфен в астрале, Фемистокл запил.
Уставший демос ненавидит Ксеркса,
Решительности требует от Зевса
И осуждает сдачу Фермопил.
В Афинах — осень, выборы экклесий,
Торги, в чьём списке будет Леонид.
Спартанский сектор бесится со спеси.
Его клянут вовсю в персидской прессе:
Мол, сбрасывает отпрысков в Аид.
Афины — в пене, лепят клоны партий.
Упала драхма, колется налог.
Но, олимпийцев чествуя на старте,
Здесь дружно заряжают «Слава Спарте!»
И пишут на колоннах «Ксеркс – *уйло».
Эллада-мать от родов поотвыкла,
Паллада пожирает кукушат.
Век измеряя в менструальных циклах,
Афины ждут рождения Перикла,
Но зачинать Перикла не спешат.

Виктор Трегубов

Tags: Политика
Subscribe

promo ibigdan декабрь 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments