Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Categories:

Что такое Европа и зачем создан Евросоюз

В мозги всем внушено марксистское понимание политики, как продолжения экономики. На самом деле политика – это прежде всего ЦЕННОСТИ.

Ценности меняются со временем. Постоянное обвинение Исторической России в империализме людьми, просто не знающими или не понимающими исторический процесс, в «экспансии» или прочих грехах – сравнимо примерно с обвинением Средних веков в том, что люди тогда были грязные и даже не пользовались гигиеническими салфетками.

Время было другое. Все, абсолютно все страны истории, если могли, становились империями, а империи, в свою очередь – все без исключения. стремились к максимальной экспансии.

Россия была в этом не лучше, но и не хуже других европейских держав: Испании, Англии, Голландии, Франции или Португалии.

Когда наступил Новый век и Новые Ценности, которые навсегда оставили «имперское мышление» как стандарт и очевидность в прошлом? Даже больше – «национальные интересы» как императив любого государства – поставили под сомнение?

Этим новым началом стало окончание Второй Мировой Войны. Коль скоро Первая Мировая ничему не научила, то европейские политики, самые продвинутые из которых говорили о «Соединенных Штатах Европы» вообще давно, решили создать железный механизм, навсегда делающий войну в Европе невозможной.

Для этого надо так завязать экономику всех стран друг на друга, что война просто физически станет бессмыслицей.

Поэтому возникает «Европейское Объединение угля и стали» из 6 государств: Франции, ФРГ, Италии и стран Бенилюкса.

Однако, наличие страшного Коммунистического Фашизма на Востоке Европы всё больше и больше ставило в центр Европейского Интеграционного процесса и ЦЕННОСТИ: свободы, демократии, прав человека и правового государства.

Основой именно этого тренда стало, конечно, примирение двух вековых врагов: Франции и Германии, осуществленное двумя визионерами, католиками и билингвами: канцлером Аденауэром (он с Рейна, почти французской, по ментальности, Германии) и Президентом Де Голлем, бывших друзьями.



Франко-Германский тандем был основой мощного и стремительного увеличения Евросоюза, тогда называвшегося «Европейское Сообщество», выросшего к 2016-му году до 28-ми государств и 5 – стоящих в очереди.

Смыслом его является не только выгодная совместная экономика, но и преданность единым Ценностям, среди которых одной из центральных является принцип СОЛИДАРНОСТИ, то есть отказа от своего эгоизма ради Общих Интересов. Ради помощи более слабым участникам и внутри общества и среди государств Европы.

Преданность ценностям уже исключает всякое давление в их реализации, так что нелепейшее на свете сравнение ЕС с СССР делает любого такого чела просто клоуном.

С какого то момента стало ясно, что только ценностей и экономики – просто мало, интеграция потребовала и финансового и политического союза для её координации.

Вплоть до последнего времени по ВСЕМ вопросам в ЕС должен был быть консенсус, то есть ВСЕ страны обладали по всем вопросам правом вето. Изменили это (для некоторых случаев) на квалифицированное большинство, только в наши дни, в силу огромности и числа тем и самого союза. Изменили тоже – ЕДИНОГЛАСНО и ради ЗДРАВОГО смысла, а не желания «править миром».

Тем не менее и политическая интеграция понималась как минимум в трех очень отличающихся моделях.

Верная своей Федеративности и принципам Эрхарда о минимальном вмешательстве правительства в экономику, Германия хотела создания либерального и рыхлого союза стран, типа Швейцарской Конфедерации, постоянно идя на все возможные уступки своих национальных интересов ради Общего дела: так, Германия, при 85 миллионах имеет тот же политический вес в ЕС, что и Франция или Италия – с 55-65 млн. Германия же платит львиную долю в кассу Евросоюза, превышающую её экономический вес.

Французы, с времен Королей привыкшие к максимальной централизованности и огромной роли Правительства во всех делах, в том числе и экономике, видят ЕС в будущем как гигантское Супер-Государство с единым правительством, активно диктующем экономике правила игры.

Пока Британия, вынужденная кризисом экономики и вопреки возражениям Де Голля (уже бывшего не удел) не вошла в ЕС, эти две концепции постоянно спорили, но всегда находился компромисс – именно в силу уже не «примирения», а подлинной ДРУЖБЫ французов и немцев.

Британия же понимала ЕС по- третьему: «нам нужен с Европой единый Общий Рынок (как и называли ЕС долгое время), всё остальное – факультатив и вынужденная необходимость».

Увязка уже ТРЕХ видений ЕС проходила сложно, кроме прочего в силу слишком быстрого роста ЕС на Восток и введения единой валюты. Поэтому Британия всегда и везде в ЕС создавала сложности – впрочем всегда в итоге, получив льготы и скидки, оговорки и исключения, присоединяясь к ЕС в принципиальных вещах.

Если отбросить откровенный популизм, то сторонники Брекзита пробили именно это понимание Европы.

Строго говоря, ничего страшного в этом нет, Европа уже сейчас является «Европой разных скоростей»:

1. Страны-основатели и богатые страны, присоединившиеся позже, которые платят, а не получают (например, Австрия или Финляндия). Интеграция тут полная, гармония тут полная. Они имеют схожие экономики и большинство из них имеют ЕВРО.

2. Страны Юга и Востока, которые догоняют их, будучи ПОЛУЧАТЕЛЯМИ помощи. Интеграция там не совсем стопроцентная, масса популистов и тормозов. Многие из них не имеют ЕВРО.

3. Страны высокоразвитые, но без ЕВРО: Швеция или Дания.

4. Страны Европы, вообще не входящие в ЕС, но живущие на 70-90% по его правилам и де-факто в него по многим параметрам входящие: Норвегия, Швейцария, Монако, Исландия и др.

5. Страны – ассоциированные члены ЕС, например, Турция, тоже во всех областях жизни ориентированная до сих пор на европейские стандарты.

Выход Британии из ЕС вернет её на медленную скорость европейской интеграции, к стадии «Общего Рынка», что, возможно, и неплохо, ибо отказ от необходимости вписывания Британского видения мира в Ценности ЕС, может сделать его гораздо более динамичным и ещё более успешным. Согласовать немецкую ПОСТ-национальную и французскую ЕВРОПЕЙСКУЮ модели легче, чем еще и английскую - всё еще НАЦИОНАЛЬНУЮ.

Потому то и требует ЕС немедленной подачи официального заявления Великобритании из ЕС после Референдума – демократия и Европа гибки и динамичны и всегда найдут самое лучшее решение, особенно, если им не мешают. «Насильно мил не будешь». Или, как говорят немцы: «Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас».

Это станет и отличным поводом для целого ряда реформ внутри ЕС, делающих его еще более успешным и демократичным, процветающим и свободным. В интересах каждой страны и каждого европейца.

Сергей Федулов

Tags: Интересное, Политика
Subscribe
promo ibigdan december 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments