Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Война и Мiр

началась война, то есть совершилось
противное человеческому разуму и всей
человеческой природе событие.
Л.Н.Толстой

…наша брань не против крови и плоти.
Еф. 6:12


Прошедший год вряд ли когда-нибудь изгладится из памяти у всех, кто пережил его в сознательном возрасте. Последовательное развитие событий, начавшихся в Киеве в конце ноября 2013 года, мы наблюдаем до сих пор. Они переформатировали ментальное пространство на территории Восточно-Европейской равнины и за Уральским Хребтом настолько, что многие из нас, обитающих на этих территориях, вряд ли смогли бы понять самих себя годичной давности, если бы каким-нибудь научно-техническим чудом смогли бы встретиться и поговорить. Все, что происходило тогда и происходит сейчас, ежедневно меняет наше мировосприятие и осознание своего места в этом мире, хотим мы того или нет. Потому что пришло время нам меняться и становится другими, независимо от того спектра чувств, которые мы испытываем в связи с происходящими событиями, а также – нашей оценки этих событий. Жестокий разгон студенческого Майдана, первые жертвы снайперов, бойня на Институтской, бегство президента Януковича, «перемога», «Крымнаш», «Русская весна», референдум о независимости Донбасса, война на Востоке Украины, освобождение Славянска, падение малазийского «Боинга», трагедия под Иловайском, Минские соглашения, перемирие… События мелькают перед глазами, рождая ощущение безудержного вихря истории, сметающего все на своем пути. И в этом мутном потоке странная «несуществующая», «гибридная» война на территории Донецко-Луганской агломерации Украины является едва ли не самым мощным фактором, провоцирующим изменения в ментальности украинцев и русских по обе стороны границы.

Эта война навсегда войдет в историю России как самая позорная из всех войн, в которых страна участвовала за всю свою историю. Беспрецедентная по подлости. Беспримерная по наглости. Абсолютно мутная по своим конечным целям. И запредельно жестокая по отношению к своим собственным солдатам, которым не дано в ней стать не только героями, которые, как известно, не умирают, но и вовсе предложено перестать существовать, ведь их «на Востоке Украины нет». Российские кадровые военные, похоже, окончательно потеряли представление о том, что такое честь и достоинство, безропотно и покорно соглашаясь стать фаршем в донецкой мясорубке. И это еще один пример того, как русские люди России в массе своей являют полный паралич воли и совести. Впрочем, это еще не самый худший случай, потому что остальные со сладострастием пробуждают в себе скота и хама, возбуждая в себе и других звериную ненависть к украинцам.

И пока русские России пребывают в состоянии морального и духовного падения, приключившегося вследствие неизжитой имперской гордыни, русские Украины тоже переживают ментальную и нравственную трансформацию, постепенно, на наших глазах, освобождаясь от социального эгоизма и приверженности традиционной ценности «хаты с краю», которая так сильна была всегда на Украине. Война ставит на позиции социальной ответственности многих и многих людей, которые своей деятельностью по поддержке армии (порой, на пределе возможного), делают ее по-настоящему народной.

Вот рассказ человека, русской женщины из Одессы, который у меня рука не поднимается править. Женщины, которая, как большинство из нас, с удовольствием жила своей жизнью, и никогда не стала бы участвовать ни в какой общественной деятельности, если бы не драматические события лета 2014…

«Как ни банально, но «моя война» сейчас у многих украинцев…На самом деле, еще в прошлом январе я вела свой бизнес, мне глубоко было плевать на тех кто скачет за Европу, точно так же как и тех кто жаждал в Таможенный союз. Но я четко помню тот момент, когда меня будто током ударило…

Я вообще никогда не была патриотом и всю жизнь думала, что украинец-хохол хрен когда поднимет свою задницу и уж тем более возьмется за вилы. А после Оранж революшн мне вообще было стыдно говорить что я из Украины, потому что те, кто помнили весь этот цирк, смотрели на тебя как на участника Маппет-шоу.

Я очнулась во время Майдана… прошло много времени с того… первого ощущения, но до сих пор внутри меня сидит могучая ярость, которая нахлынула как волной! Это ощущение себя могучим зверем в узкой клетке какого-нибудь зоопарка…

Мой муж вырос в семье военных, и, так как раньше был Советский Союз, и военный – это было престижно, то сразу после 8-го класса он пошел сначала в суворовское училище, а потом в Каменец-Подольский военно-инженерный институт.

Потом был развал Союза, военным выдавали зарплату касками, нищета, в шахтах, где должны были хранить боеголовки, выращивали шампиньоны… В общем, к тому моменту, когда он получил диплом инженера-сапера, военные жили хуже всех и их семьи бедствовали.
Не нужно рассказывать, что военный институт для мальчишек это – братство. За время учебы у него появилось два лучших друга — Ян из Дубно (западная Украина) и Рома (Каменец-Подольский).

По окончании института мужу дали распределение в одну из воинских частей в Киеве, оттуда отправили в Одессу, работать в тюрьму. До тюрьмы он, слава Богу, не дошел, а благодаря счастливому стечению обстоятельств пошел работать в Одессе в милицию взрывотехником на зарплату 100$. Вот тут в Одессе мы с ним познакомились, и это знакомство затянулось на скоро 11 лет. Из милиции он скоропостижно уволился, потому что я занималась бизнесом и зарабатывала раза в 4 больше. Перед тем, как начался Майдан, у нас были два самых популярных магазина спортивного питания в городе и жизнь в шоколаде.

Но однажды я увидела в телевизоре… это как раз было то самое утро, когда на Майдане застрелили Сергея Нигояна и белоруса Михаила Жизневского. Я увидела как «Беркут» избивает людей… всех… без разбора… женщин, подростков, стариков, как проламываются черепа, хлещет кровь, тянут бездыханное тело…

Сначала я подумала: «Что за гон!.. Белый день и такой беспредел!..» Но, чем дольше и дальше мы наблюдали за этой ситуацией, тем больше закипало внутри. Взбесило не то, что там «Беркут» превышал свои полномочия… Взбесило то, с каким кайфом они это делали, с каким чувством полной безнаказанности они забивали людей до смерти…

Что случилось с Крымом, все посмотрели… На самом деле мы – Одесса – должны были быть следующими.
У нас очень хорошо работали проплаченные пропагандоны, агитаторы… раскачивали город. По ночам ходили стаи молодежи, орали: «Россия! Русь!», жгли машины, разбивали окна… Страшно… Люди возненавидели друг друга, распадались семьи…

Второе мая. Тогда сожгли заживо около 100 мирных людей… были там и дети. Все они были одесситами. Естественно, это была корявая провокация, которая вышла из под контроля… И тут я прозрела второй раз. Я поняла, что для этих бизнес-политических воротил человеческая жизнь не стоит Ничего! Десятки жизней… сотни… пофиг, если на этом можно заработать денег, то легко можно закопать 100 трупов! Потом началась война. Большая часть сепаратистски настроенных одесситов увалила сражаться на Восток.

Однажды я хоронила двух друзей – один с Майдана, другой с Антимайдана – в один и тот же день. Причем, и покойные раньше дружили… У нас была одна компания, но взгляды развели их по разные стороны баррикад, а опять вместе свела их пуля убийцы, стрелявшего в обе стороны…

Война на Востоке набирала обороты. Мой муж пошел в военкомат. На него посмотрели, сказали, что перезвонят, и все… На этой войне такие специалисты не нужны.

Еще за несколько лет до этих событий муж случайно узнал, что один из его лучших институтских друзей Рома служит у нас в Одессе в воинской части. У него двое маленьких деток, красавица-жена, а сам он командир саперной роты 1-го батальона 28 ОМБр. Второй друг Ян тоже до сих пор служит в Вооруженных силах, только у себя в Дубно в Северном командовании. Один мой Сашка толстопузик-бизнесмен.
Очень штормило тогда Одессу… зазомбированная молодежь нападала на милицейские участки, на воинские части с одним желанием – завладеть хоть каким-то оружием.

Муж звонил Роме с периодичностью раз в неделю, спрашивал, как дела, тот говорил, что все нормально, но однажды сказал, что он под Донецком! Я никогда в жизни не видела такое лицо у своего мужа… В это время в Донецке начинали разворачиваться ожесточенные бои.
Рома говорил, что у них тихо, что он всех окопал так, что никто не проберется… В принципе ему ничего не нужно, кроме кителя-парки ДПМ…..

Вот с этого все и началось… Я, правда, была еще не в теме. Да, это лучший друг моего мужа, но я-то этого парня видела всего один раз, и сказать, что сильно дружили, так нет… В общем, мой побежал на базар, купил форму, термобелье, сигарет. Я пошла к знакомым волонтерам, те надавали кучу карематов, наш сын написал красивое письмо, я собрала немножко маленьких иконок по дому, нашла деревянные крестики. Запаковала посылку, и она уехала… Она приехала туда как раз тогда, когда ребят первый раз очень сильно обстреляли. Сгорели все вещи и карематы, а это было единственное, на чем можно было положить раненых.

Мой муж матерился… Рома кричал, что он жив. Раненые парни плакали над письмом нашего сына…
С этого дня у нас начался месяц ада. Как я думала… Каждодневный созвон, а если не мог дозвониться, то психовал… Решил, что он друга своего Ромку соберет по полной. Ромка каждый раз говорил, что ему ничего не надо, но если получится, найдите «глаза» (тепловизор).
Ян все это время все еще сидел в Дубно. Их пока не выводили.

Сашка мой днем бегал на работу, вечером по секонд-хэндам, искал всякие штуки для Ромы. Я ругалась, потому что в банке кредит, доллар растет, а он все покупает и покупает для Ромы. Конечно же, я понимала, что если бы там был мой друг, мой брат, то я бы вела себя точно также, поэтому ворчала больше для виду. Так незаметно начался август месяц. Мы собрали посылку и отвезли ее в часть, но она больше двух недель стояла в части, потому что комбриг Лещинский ее не отпускал. Машину не давал.

Ребят все плотнее и плотнее брали в кольцо. Я к тому моменту была «своя» на всех сепарских группах, и имела доступ к их постоянно обновляющейся он-лайн карте.

Мы начинали нервничать. Звонки приходили все реже и реже. Однажды телефон был выключен дней 5, а потом пришло сообщение на телефон: «Держимся. 30-ку, 24 и 79 распиздохала артой Россия. Домой не знаю… Яма, пуля сохранит покой».

Наутро муж позвонил сослуживцу Ромы в часть и спросил, почему до сих пор нет подвоза еды, почему не привезли ключи для машины, которая роет окопы, почему нет ротации, и почему их там бросили умирать? На что сослуживец ответил, сто комбриг Лещинский сказал – пока из 140 в живых не останется 50, ни о какой ротации и речи быть не может!

Тогда у меня внутри перевернулось все третий раз! Я не могла и до сих пор не могу понять… Как??? Как кто-то может одним росчерком пера вершить чужие судьбы? И почему???? Почему его не мучает совесть и кошмары по ночам?..

В этот день я первый раз залезла на Фейсбук. Нет, он, конечно, был у меня давно. Но я как-то больше к Контакту привыкла. Но через Контакт я не могла начать качать… Это значило бы перечеркнуть полгода моей шпионской деятельности, открыть все карты. Я вылезла на Фейсбук и начала качать по всем группам, что ребят убивают, что их морят голодом и накрывают «Градами»…

За два дня я собрала спасательную экспедицию, работники базара в Овидиополе отказались от своего суточного заработка и на эти деньги забили фуру 10-ю тоннами еды, воды, и т. д., и колонна уехала.

Вот тогда я поняла, что весь месяц, который я считала адом, был на самом деле не адом. Ад начался в Новоазовске! Тогда он еще был наш. Мой муж ехал туда, а я мониторила дома все группы и карты, и вела их мимо сепарских блок постов. Мы нашли ребят в одной из посадок – чесали 87 км по вражеской территории, заглядывали под каждый куст и все-таки их нашли!

Когда начали выгружать в посадке всю еду, один из солдат посмотрел обреченно и спросил: «А на хер вы нам столько привезли? Мы все равно до утра не доживем». Тут доложила разведка, что в сторону волонтеров на перехват вышло 3 танка. Мальчишки из 28-й начали выгонять волонтеров. До ближайшего украинского блокпоста – 87 км! Наши позапрыгивали в машины, а как уезжать? Как? Солдат ведь сейчас убьют? Солдаты все таки наорали на них и выпихали…

Когда волонтеры отъезжали, два солдата взяли последнюю «Муху» и три гранаты и пошли наперерез танкам. На вопрос «Вы куда?» Ответ «На танки охотиться». С мухой и тремя гранатами против трех танков???? Как? А элементарно! Сначала хорошо целишься и стреляешь из «Мухи», пробиваешь активную броню, а потом закидываешь его гранатами. А потом? А потом бежишь! Чем быстрее, тем лучше! И главное – в противоположную сторону от своих, чтобы всех не накрыли… Если повезет, останешься в живых, а если не повезет… значит, судьба такая…
Мой муж вернулся домой и три часа без остановки рассказывал и рыдал! Здоровый, страшный дядька, у которого и закурить страшно спросить, много повидал… Он просто рыдал! Он рассказывал, а ему не хватало воздуха! Его душила ярость, его душила обида! Что кто-то в этом мире возомнил себя Господом богом, и может спокойно пустить под откос 500 человек! Столько их было, когда они выходили из Одессы. Под Старобешево их уже оставалось сто сорок, а через час после того, как наши волонтеры выскочили из зоны, захлопнулось кольцо, и началось то, что все зовут Иловайский котел…

В этот момент я точно ощутила, что если я сейчас что-нибудь не сделаю, то мы ребят больше никогда в жизни не увидим, потому что все они будут в братской могиле под Старобешево! И чем лучше я всматривалась в сепарские карты, тем четче я понимала, какая мясорубка там сейчас начинается!

Я вообще-то очень стеснительный человек. Я всегда теряла дар речи, когда нужно было что-то исполнять перед мало- или вообще незнакомыми людьми.

В общем, я думала, думала, думала… Я понимала, что никто из активистов меня не знает. Я ведь в тени всегда. А значит, помогать поднимать шум мне никто не будет. Но мне это очень надо! Каждый час у меня новый 300-й! Я была в панике… И решила идти ва-банк!»
19 августа в 2:56 она разместила на своих страницах ВКонтакте и Фейсбуке следующий текст:

«Помоги 28-ой бригаде!!!

Уважаемые жители и гости нашего города, соратники и оппозиционеры, все кому не безразлична судьба ребят, выполняющих свой долг перед людьми, присягой, совестью – приглашаю завтра на флешмоб!

Завтра 20.08.14 в 11.00, 14.00 и 17.00 возле здания Южного Оперативного Командования по адресу: Одесса, Штабной пер. 1/2 каждый, кто будет рядом на машине, велосипеде, мопеде, пешком – остановитесь на одну минуту и просто посигнальте, посвистите, покричите – выразите свой личный Человеческий протест! Я против того, чтобы моих граждан так тупорыло, как скот, бросали на смерть! Это Армия – это люди, которым плевать на политику! Однажды в своей жизни они дали слово, в первую очередь Себе – защищать от угрозы свой народ, своих людей, своих граждан!!! Если этим толстозадым политикам и командующим, не важно каких стран, плевать на людей, то лично мне, как человеку, как гражданину Этой Страны не безразлична судьба моих жителей, выполняющих свой долг.
Другие атрибуты, не приносящие вред окружающим, в виде бумажных обращений приветствуются.
Заранее спасибо всем, кто поддержит».

«Через 3 дня ребята были дома. В своих постелях и со своими родными! После этого я дала себе слово, что больше я их без присмотра не оставлю. И буду следить за каждым их шагом. И теперь не только за Ромой, а за всей бригадой! Чего бы мне это не стоило, даже если цена этому будет моя жизнь!

Вот так я стала волонтером-куратором 28ОГвМБр».

К этому рассказу мне остается добавить одно – все одесские волонтеры, с которыми мне довелось общаться, в один голос утверждают, что комбриг Лищинский вор, отмывающий на бригаде деньги. На сегодняшний день зимняя форма (которая, кстати, расползается по швам через несколько дней) и теплые берцы доставлены только трети военнослужащих 28-й ОМБр. Если бы не волонтеры, которые купили и привезли солдатам теплую обувь месяцем раньше, в бригаде уже давно были бы массовые обморожения. Механизм хищения стар как мир, и выглядит таким образом: «По документам боец вышел укомплектованный на 90% , а по факту делили один броник на троих. По документам мои парни бегают в новенькой форме и берцах, и ездят на новой технике, а по факту…Ты видишь мои посты. Труп не сможет рассказать, что обуви на нем нет, потому что ее не выдали… Понимаешь, о чем я? Ржавый разбитый танк будет выглядеть просто как разбитый танк, а сгоревший в нем экипаж никогда не расскажет всю правду!»

Мне остается добавить только одно: похоже, что от подлости и жадности некоторых высших чинов ВСУ украинских солдат полегло не меньше, чем от русских «Градов». Впрочем, в этой жизни у каждого человека есть выбор – быть сволочью или не быть. И выбор в пользу первого никогда не остается без возмездия. Просто приходит оно не сразу.

По ссылке реквизиты этой женщины для тех, кто захочет ей помочь.

Tags: Без рубрики
Subscribe
promo ibigdan december 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments