Игорь Бигдан (ibigdan) wrote,
Игорь Бигдан
ibigdan

Category:

Это в ТОП

Спроси Ивана Петровича Кузнецова, из-за чего был весь сыр-бор – он потупит взгляд, устало пожмет плечами, но так и не вспомнит.
Единственное, скажет: ничто не сулило беды. Просто затренькал мобильный телефон. Должна была позвонить любимая жена, она как раз возвращалась с детьми из двухнедельного отпуска. Потому Иван Петрович спешно допрыгал до трубки из ванной, едва не потеряв с безволосого пивного животика махровое полотенце. Поддел телефон дрожащими мокрыми руками, по-детски улыбнулся невидимому собеседнику и нежно, скучая, спросил:
– Дорогая? Ну как ты? Все в порядке? Когда приезжаешь?
Но, как после скажет Иван Петрович, в трубке была не жена. Незнакомый мужской голос, словно упрекая, и вместе с этим будто сочувствуя, вкрадчиво прошептал:
– Ну что, Кузнецов? Попал? Теперь жди гостей?
– Вы кто? – растерялся Иван Петрович.
Сначала он хотел закончить разговор дежурной фразой «ошиблись номером, будьте внимательнее», но потом понял, что назвали-то его по фамилии. И хотя Кузнецовых на свете было, конечно, дополна, и у многих из них были мобильные телефоны, Иван Петрович нутром почуял, что звонивший ни в коем случае не перепутал цифры, а обращался непосредственно к нему.
– Не важно, кто я, – тем временем отвечала трубка. – Важно, куда ты попал, и что теперь с этим будешь делать.
– Ну… а так… куда я попал? – несколько запинаясь, спросил Кузнецов.
А про себя подумал:
«Да какое-нибудь русское радио со своими розыгрышами. Впрочем, новый утюг или магнитофон нам бы не помешал».
– В топ ты попал, Кузнецов, – рубанул голос. – Ну ничего, в следующий раз будешь умнее…
– Мне нужно слова отгадывать или артиста? – не понял Иван Петрович.
– Мозги тебе нужно включить, дорогой ты мой человек. Или ты не знаешь, что большой перепост налагает большую ответственность?
– Я не понял правила… – Кузнецов до последнего цеплялся за такую уютную мысль о халявном утюге.
– Прощай, юзернейм, – обидно сказала трубка. – Встретимся еще, видит Бог. А пока… Удачи тебе, что ли. Не волнуйся. Скоро, скоро они придут.
Иван Петрович потом скажет, что именно в эту секунду солнышко за окном ушло за осенние тучки, а черный ворон сел на крышу соседнего здания и стал глазеть на Кузнецова ну очень уж пристально.
От игр в гляделки с нахальной птицей Ивана Петровича отвлек стук в дверь. «Таня? Так скоро? – Кузнецов, приглаживая шевелюру, пошлепал мокрыми ногами в прихожую. – Таня, ты же только через послезавтра…», – сказал он и осекся.
На пороге стоял юноша лет восемнадцати в хипстерских очках и с огромным зеленым шарфом, свисающим до пят. Юноша смотрел презрительно, а затем и вовсе напрягся да сплюнул Кузнецову прямо под ноги. Процедил сквозь зубы:
– И что вот такое говно, как ты, делает здесь?
– Где «здесь»?! Что вы себе позволяете, молодой человек? – Иван Петрович всплеснул руками, забыв поддержать купальное полотенце. Вышло неловко, и менторский тон был сбит. – Извините… Но я же у себя дома!
– Уже нет, идиот! – покачал головой нахальный хипстер. – Уже нет. В топе ты, дедуля.
И потренькал вниз по лестнице. У Ивана Петровича даже голова закрутилась от такого количества оскорблений в единицу времени. И уж совершенно точно он не знал, на что больше обижаться – на идиота или на обидное упоминание о давно ушедшей молодости.
Впрочем, долго думать Кузнецову не дали. Через три минуты к двери пришла дородная женщина со свертком в руках. В свертке пищал ребенок, а гостья внушала несчастному хозяину:
– Так-то, вроде, ты и неплохой мужик. Но, умоляю тебя, ради вот хотя бы его (она трясла свертком) – остановись! Ну зачем тебе все это нужно?
– Что нужно-то? – бормотал Иван Петрович. Но за женщиной уже собиралась небольшая толпа. Та, может, и хотела что-то сказать, но ее бесцеремонно вытеснил плечом плохо пахнущий мужик в потертой кожанке. Дыхнув на Кузнецова застарелым перегаром, он погрозил ему кулаком размером со среднюю дыньку и пообещал:
– Найду тебя, сука, убью! Понял, да? Ответишь за свои слова, мразота!
После чего медленно побрел вниз по лестнице, вслед за женщиной со свертком. Правда, потом повернулся и крикнул напоследок:
– По айпи, падла, выслежу!
– Э, – сказал Иван Петрович.
– Выследит он, как же! – доверчиво прошептала на ухо Кузнецову миловидная брюнетка. – Эти импотенты только и могут, что боксом по переписке заниматься. А ты, Иван Петрович, ты молодец. Не сдавайся. Все ты правильно делаешь. По совести. Больше бы таких!
– И тебя выслежу! – раздалось с нижней площадки. – Дай свой скайп, сука, давай прям сейчас поговорим!
Девушка лишь усмехнулась, вежливо кивнула Кузнецову и пошла по ступенькам. А на ее место встал невысокий прыщавый мужик, облаченный в маску анимешной японской школьницы.
– Социоблядь ты, Петрович, больше нет никто, – упрекнул он. – Честно? Я о тебе был лучшего мнения.
– Вы кто? – с интересом спросил Кузнецов. Где-то эту маску он уже видел… Не мог вспомнить, где. Попытался аккуратно приподнять ее, чтобы разглядеть лицо визитера, но тот с визгом ухватился за нее, и так и сиганул прямо сквозь пролет.
– Когда-то я работал в Мегафоне, но меня уволили из-за кризиса, – бодро начала вещать молоденькая, лет пятнадцати, панкушка с сальными волосами. На нее зашикали рядом стоящие. Послышались слова «абуз», «да когда это кончится». А потом девчонка с легким хлопком испарилась в воздухе.
– Иван Петрович, есть дело, – подошел старенький профессор. – Если бы вы знали, как я рад вашему знакомству… И почему мы не встречались ранее?..
Но Кузнецову отчего-то становилось дико скучно. Время изменило свой ход. Словно на убыстренной перемотке он принимал и провожал посетителей. Одни хвалили его за что-то. Иные — ругали. Кто-то клялся в вечной любви. Кто-то просил зайти в квартиру и выпить несвежей ряженки. Отдельные люди приходили по несколько раз. Возвращался нетрезвый мужик, снова орал и размахивал кулачищами, но так Ивана Петровича и не коснулся. Приходил еще один уволенный из Мегафона – на этот раз это был безногий инвалид лет сорока. Те, кто не могли пробиться на площадку, рисовали рожицы и смайлы на запотевшем стекле подъезда. С верхней площадки на Ивана Петровича пристально смотрела, но не подходила красивая черноволосая женщина, чрезвычайно похожая на одну телезвезду. Смотрела и молчала.
На третий час Иван Петрович вздохнул, зевнул и скрылся в своей квартире. Толпа так и осталась бушевать за дверью. Правда, обсуждали уже почему-то не Кузнецова, а Путина и церковь. Судя по ажиотажу, народу все эти темы были очень близки.
«Вот он какой – топ, – думал Кузнецов, засыпая. – Как же мне на работу-то завтра выходить? Растопчут…»
Но, к его радости и удивлению, наутро лестничная клетка была пуста. Как будто и не гудело здесь вчера полгорода. Единственное, стены так и остались исписаны какими-то неловкими угрозами. Около мусоропровода валялись бутылки из-под вина и дешевого коньяка. Да одинокая парочка, в которых Иван Петрович узнал человека-школьницу и профессора, мирно обнималась на лестнице, шепча друг другу ласковые слова. На спускающегося Кузнецова они даже не обратили внимания.
Ну, и в почтовом ящике Иван Петрович нашел много ярко-красных бумажек с какими-то непонятным извещениями.
Подумал, махнул рукой, да и прошел мимо.

(с) Glen Matthews

Tags: Интересное
Subscribe
promo ibigdan Грудень 3, 2007 00:08
Buy for 1 000 tokens
Хотите 1 миллион просмотров вашей рекламы за неделю? Легко и не дорого. Хотите чтобы о вашем продукте или услуге узнали сотни тысяч уникальных посетителей? Запросто. Адекватные цены и профессиональный подход, базирующийся на 11-летнем опыте. Блог "Самый сок!" читают во всём мире. Среднее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments